Добро пожаловать на TERRA-3401!
Терра-3401 — это эпизодическая текстовая ролевая игра в жанре «мягкой» научной фантастики, в центре которой находятся ученики последней школы в Солнечной системе. Именно
им предстоит увидеть последние дни Терры, а может —
найти что-то ещё большее.
школа • сэйнен (NC-17) • аниме/рисунки
Июль, 3401, осталось 376 дней
4 ученика

Исход Терры. Тень Шинрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Исход Терры. Тень Шинрина » Терра-3401 » 15.07.3401 — Чувственность


15.07.3401 — Чувственность

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[AVA]http://s1.uploads.ru/Y8QsE.png[/AVA]ПОЗДНЕЕ УТРО, ТЕРРА-3401
____________
GM в роли Стэбити
Virtue в роли себя

   
Время завтрака уже давным давно прошло. И всё же, прошло ещё недостаточно времени, чтобы все ученики вернулись из столовой. Особенно если у них были коты, которых тоже следовало накормить.
Разумеется, можно было готовить и на кухне, самому, — квартиры к этому располагали, — но так уж получилось, что в поколение XZ90 их создатели не догадались вложить навыки готовки, а в естественных, более-менее, детей это и вовсе вложить было нельзя.
Так и получалось, что завтракали почти все в столовой, за исключением избранных единиц.

...в самом деле будет рад? — Стэбити очаровательно улыбнулся. Голос его звучал приятно и вязко, точно сладкая патока.
Безусловно. — Лейф бесстыдно улыбнулся в ответ. Пожалуй, у этих двоих было что-то общее. Наверное.

Стэбити подкинул ключи в воздухе, поймал их, а потом плавно осмотрелся по сторонам. Не хватало только, чтобы кто-то его заметил и испортил сюрприз. Идея атташе ему действительно понравилась.
Никого поблизости закономерно не оказалось, поэтому, удовлетворённо улыбнувшись, Стэбити воспользовался ключами. Дверь поддалась безо всяких проблем, и Пейшенс мягко проскользнул внутрь. Убедившись, что внутри никого нет, тщательно прислушавшись, он закрыл дверь за собой.
Конечно, Стэбити обещал отдать запасные ключи, потом... но простые люди ведь частенько забывают о своих обещаниях, верно? Стэбити усмехнулся и спрятал ключи в кармане, после чего прошёл в ту комнату, которая могла бы удостоиться звания "гостиной". Главная проблема этой комнаты заключалась в том, что здесь явно гостили не так уж часто, да и хозяин, вестимо, воспринимал её несколько иначе. Стэбити таких мелочей не замечал. Вернее, ему казалось это естественным; разве можно ждать чего-то иного от Вёчью?
Что он точно заметил, так это коробку.
Стэбити подошёл к ней, легонько пнул носком туфли, потрогал и даже понюхал. Аккуратно так. Пахло чем-то... странным. Невольно Стэбити прищурился и задался вопросом: зачем? У братца появились какие-то новые увлечения? Может, это дело рук Нив? Кажется, братец рассказывал о знакомой, которая увлекалась животными, а эта коробка как раз подходила под определение животной. Странно.
Подумав над этим минуту-другую, демонстративно сложив руки на груди и поднеся пальцы к губам в характерном жесте, по итогу Стэбити театрально вздохнул, драматично улыбнулся и развёл руками, решив — поиск ответов потом, сейчас следует приготовиться к возвращению хозяина домой.
После недолгих поисков Стэбити избрал своим пристанищем уютное кресло в гостиной, которое он оттащил в сторону и поставил лицом к двери. Так, чтобы Вёчью сразу видел, кто его встречает. Наверняка он страшно обрадуется! А если нет... что же, Стэбити его обязательно обрадует!
Присев в кресло, Стэбити ласково улыбнулся, закинул ногу на ногу и принялся ожидать.

0

2

На этот раз Вёчью унёс кота с собой, решив не заморачиваться с набором контейнеров в обе руки и переноской их крайне неуклюжим образом – он до сих пор испытывал затруднения с подбором необходимых блюд из постоянно меняющегося меню, призванного быть разнообразным. В итоге он брал как можно больше, в надежде, что подойдёт хоть что-то. Это было прекрасным выходом до тех пор, пока окружающие не стали смотреть на него с явным вопросом во взгляде, и Вёчью даже понимал их недоумение. Они действительно не могли понять, что с ним не так, и как он может столько есть.
Это не должно было зайти слишком далеко, так что в итоге Вёчью пронёс кота в столовую под кофтой и так же невозмутимо на весь период трапезы подсовывал ему куски. Даже если торчащую из выреза кофты ушастую голову, покрытую шерстью угольного цвета кто-то и заметил, никто не подошёл к Вёчью с вопросами. Это уже походило на лучший выход.
Так что эксперимент можно было считать успешным и продолжать использовать его в будущем.

Впрочем, были при этом и определённые неудобства – например, необходимость постоянно поддерживать груз руками. Груз же не испытывал желания сидеть спокойно, а в его выразительном взгляде Вёчью чудился вопрос, правда, сам Вёчью подобные причуды воспринимал однозначно: чепуха какая. Он однозначно не приписывал коту эмоций, правда, перед входом в жилой корпус вытащил кота из уютного «мешка», поднял на уровень глаз и вперил задумчивый взгляд в его морду.
– Больше не сбегай. – очень твёрдо сообщил он коту, который попытался дотянуться до его лица, без сомнения, чтоб распробовать на вкус его нос. На всякий случай Вёчью даже легонько его тряхнул, пытаясь привлечь внимание. Возможно, с котом нужно было обращаться как-то по-другому, если желаешь достичь взаимопонимания, однако в такие тонкости Клэрити вникнуть так и не успел. Всё, что он успел понять, так это возможность исполнения котом каких-то команд, судя по сведениям из сети, а вот как этим воспользоваться, он не знал.
Потом, посчитав свой долг воспитателя выполненным, он вернул кота обратно и полез за ключами в один из немногочисленных карманов. Привычка доставать ключи заранее появилась совсем недавно и почему-то оказалась крайне устойчивой – на второй этаж он поднимался, одной рукой придерживая кота под кофтой, второй – держа ключ.
Итак, жизнь обретала какие-то традиции, привычки и условности. Терра всё ещё была преотвратной планетой, но на ней можно было жить, и жить без отвращения (почти). Даже формально проваленную проверку Вёчью воспринимал почти спокойно. Мир не закончился на этом.

Так вот, именно в тот момент, когда Вёчью Клэрити, представитель неопоколения за номером XZ90 был почти согласен с тем, что его текущее существование не так уж плохо, а терпеть пребывание на этой планете придётся, в принципе, не так уж и долго, он открыл замок на двери своей комнаты, открыл дверь и понял, что мир всё-таки решил уйти у него из-под ног.
Здравомыслие, а, точнее, защита организма от восприятия того, что может нарушить его психику, подсказало наиболее очевидный вариант – он ошибся дверью. Поэтому Вёчью, не меняясь в лице, закрыл дверь обратно и, не отпуская дверную ручку, уставился на номер. Номер и табличка сообщали, что он не ошибся. Ниже, прямо на поверхности двери рука неизвестного вандала нацарапала что-то невнятное, из чего читалось только «банх…». Никакой ошибки.
Вёчью снова открыл дверь и посмотрел на содержимое своего кресла с мрачной озадаченностью. Кот, высунувший морду из-под кофты, смотрел на изменения в комнате с похожим выражением на чёрной мордочке.
Хотелось снова закрыть дверь и открыть её снова, но Вёчью не стал этого делать, понимая, что тут подобные методы явно не работают. Вместо этого он стоял на пороге, кажется, выглядя очень глупо.
Где-то на периферии разума толкнулась мысль, что надо было всё-таки принимать таблетки.

+1

3

[AVA]http://s1.uploads.ru/Y8QsE.png[/AVA]
Стэбити едва удержался от смеха.
Сперва он скрестил пальцы перед собой, поглядывая на вход поверх них, и, — о чудо! — Вёчью не заставил себя долго ждать. Дверь открылась, а потом точно также закрылась, скрывая за собой Клэрити. И это выглядело настолько потешно, что Стэбити едва ли не расхохотался; впрочем, сдержался, позволив себе только улыбку, полную уверенности.
Тут же в голову пришла замечательная идея — сменить позу!
Именно поэтому, когда Вёчью открыл дверь во второй раз, его встретил не форменный злодей из какой-нибудь классической анимации про полуживых роботов, а некто очень изощрённый и изящный, склонив голову, подпёртую ладонью, набок. На лице царила тщательно выверенная аристократическая улыбка. Стэбити знал значение этого словосочетания, и прекрасно представлял, как она выглядит. Идеальная смесь снисхождения, скромного безоговорочного превосходства и чуточку благородства в придачу.
«Усиливает ли разлука любовь или нет, но зрение она, бесспорно, освежает», — Демонстративно процитировал Стэбити. При желании он мог бы сказать и автора цитаты, но решил не казаться снобом. Пожалуй, он действительно был доволен произведённым впечатлением. — Не так ли, Вёчью?

Затем, спустя долгих несколько секунд взаимного изучения, Стэбити легко встал и подошёл к Вёчью.
Давно не виделись. — Он потянулся ладонью к брату...
...и только тогда Стэбити заметил кота. Улыбка треснула и разлетелась осколками в пыль, уступив место откровенному недоумению, смешанному с любопытством.
Это же кот, да? — Стэбити изящно извлёк из кармана платок, — его собственный подарок от Вериити, и тут же накрыл им кошачью мордочку, перейдя при этом, зачем-то, на шёпот. Очевидно, изолировать зрение кота было недостаточно. — Зачем он тебе? Только не говори, что ты сблизился с той Нив!
В глазах Стэбити загорелась едва ли не ревность, за которую легко было принять обыкновенную досаду.
Хорошо, что я его изолировал, — Фыркнул Стэбити, — Это для него коробка, да?

0

4

Итак, есть барьер, ограждающий от воспоминаний, которые могут быть травмирующими. И всё работает стабильно, потому что обладатель этого барьера не интересуется тем, что находится во времени-до. Всё действует согласно плану, потому что парадоксы в такой ситуации не предусмотрены.
Парадокс успел слегка изменить положение в пространстве и на Вёчью он теперь смотрел с очень выверенной (пластмассовой?) улыбкой.
Таким образом Вёчью представлялась уникальная возможность проверить на себе, что будет с его воспоминаниями в таком случае, который явно не предусматривался инструкциями. Не сказать, что это была радостная новость. Не сказать, что грустная.
Она никакая – он же не помнит. И, в то же время, прекрасно осознаёт, что ему всё это знакомо.
В итоге, личное отношение даже сформировать не из чего.
– Не проверял. – кажется, вышло очень пресно, потому что Вёчью всё ещё был поглощён работой мысли. Догадаться, кто или что находится перед ним, в общем-то, несложно, но воспоминания всё ещё шалят, то подсовывая какие-то важные детали, то пряча их обратно за ту размытую пелену. – В данной ситуации уместней будет сказать «никогда». Никогда не виделись.
Нет, виделись. Но, если не помнит, то можно сказать так, да?
На протянутую к нему ладонь Вёчью посмотрел так, словно ожидал проблем, и мысленно обрадовался, когда она остановилась. Дальнейшие же действия вызывали только недоумение – оно и отразилось на лице Вёчью, который наблюдал за платком и котом.
– Не поможет. – констатировал факт Вёчью, хоть кот, видимо, поразившись происходящему, ненадолго впал в ступор, и платок пока пребывал на его голове. На следующей фразе очередь впадать в ступор явно перешла к Вёчью, но тот явно не был к такому расположен.
«Эта Нив»?
– Я бы не назвал это сближением. – парировал он, говоря при этом чистую правду: кто вообще мог похвастаться сближением с ним? Никто, собственно. Потому что он не испытывал в этом потребности. – Впрочем, у нас есть регулярное общение.
Которое стало нерегулярным с тех пор, как Вёчью оказался на Терре. Следовало ожидать, пожалуй.
– Это – моё домашнее задание. – «домашнее задание» явно очнулось и, мотнув головой, сбросило платок на пол, а Вёчью почему-то не стал его ловить. – И да, он иногда сидит в коробке, если хочет.
Странно – пока Вёчью говорил, парадоксальность происходящего словно бы не бросалась в глаза. Можно было забыть, что перед ним, на минуточку, он сам. С небольшими различиями, словно призванными подчеркнуть сходство в остальном.
То есть, с физическими различиями. В эмоциональном плане они различались, да ещё как. Словно отражение из зеркала в самом деле оказалось злым двойником и всё делало наоборот. Вёчью так не улыбался. Вёчью не таскал с собой тряпичные платки. Вёчью не двигался так спокойно и раскованно, привыкнув зажиматься и слегка сутулиться.
Это, на самом деле, пугало.

Отредактировано Virtue (2017-04-05 11:58:30)

+1

5

[AVA]http://s1.uploads.ru/Y8QsE.png[/AVA]Похоже, что Вёчью завладели какие-то мысли. Стэбити умел это чувствовать. Не только в отношении своего братца, отнюдь, но подобно тому, как атташе отличался тонкой эмпатией, так и он, Пейшенс, мог понимать, более-менее, что творится в головах людей.
Но в конкретно этой голове, так сильно похожей на его собственную, царил, видимо, шок? Или крайне сильное потрясение? Возьми прямо сейчас у Стэбити кто-нибудь интервью да спроси «Вы именно такого эффекта хотели добиться?», и он бы, непринуждённо откинувшись в кресле устало улыбнулся бы и ответил что-то вроде «Нет, что Вы! Я просто хотел повидаться со своим братцем».
И это действительно было правдой. Отчасти. На настолько сильный эффект он не рассчитывал. Но так было даже веселее.
В таком случае зрение должно быть до невозможного свежим, верно? — Улыбнулся Стэбити.
К счастью, кот немного разрядил обстановку.

Когда зверь мотнул головой, сбрасывая платок, Стэбити поймал его на лету, благо тот не особо стремился уклониться, и чуть не получил лапой по затылку, когда наклонился. Кот заёрзал, явно желая выбраться на свободу. Вероятно, в коробку.
Стэбити однако этот проступок без внимания не оставил, нахмурился и легонько щёлкнул кота по носу. Тот, однако, лишь поморщился. Судя по всему, зверь не видел никаких проблем в том, что у него появилось целых два хозяина, одинаковых с лица. Вероятно потому, что для него куда большее значение играл запах.
Никогда не имел дела с котами, — Невозмутимо заметил Стэбити, после чего театрально вздохнул (он научился этому приёму давным-давно, просмотрев за свою недолгую жизнь массу представлений) и серьёзно взглянул в глаза Вёчью. — Ты знал, что у древних викингов кошка считалась священным животным и олицетворением богини любви?
Почему бы и не поделиться некоторыми интересными сведениями? Особенно намекающими на то, что Нив знать могла, даря кота, а Вёчью нет. Мысли о том, что кота Вёчью поручил кто-то иной Стэбити как-то даже не допустил. Впрочем, и непосредственно догадку он выражать не стал.
Атташе сказал мне, что она тебя очень ценит, — Стэбити усмехнулся, сложил платок в карман и ненавязчиво потрепал брата, который в его глазах заслуживал звание "младшего", по голове. — А регулярное общение... С кем ещё ты имеешь регулярное общение?
И вот здесь уже содержался намёк донельзя очевидный. Регулярное общение и подразумевает сближение. Об этом наверняка догадается без лишних подсказок всякий, но уж точно не Вёчью.

И в чём же заключается твоё домашнее задание? — Усмехнулся Стэбити. На мгновение, кажется, его улыбка стала невыразимо жестокой. — Стать человеком?

0

6

– Если исходить из твоих аргументов, то да, у меня нет причин возражать. – витиевато согласился Вёчью там, где требовалось что-то вроде «ага, точно». Впрочем, согласие он сопроводил крайне мрачным взглядом, исключавшим всякую возможность принять эту словесную конструкцию за игривую шутку, например. Вёчью, увы, не шутил – он до зубной боли педантично занудствовал. И это несмотря на абсурдность ситуации.
Когда ёрзанье кота стало невыносимо отвлекающим, Вёчью вытащил его из-под кофты – правда, кот всё же успел получить лёгкий щелчок по носу, от которого Клэрити вряд ли испытывал хоть какой-то восторг. Кот всё ещё был домашним заданием, то есть, тем, что с определённой натяжкой можно назвать входящим в область функционала Вёчью. Вряд ли вещам в зоне его ответственности допустимо причинять ущерб.
Итак, кот был извлечён и отпущен на волю. Почему-то Клэрити был уверен, что так будет лучше.
– Помимо того, – вдруг подхватил почти тем же тоном Вёчью, выпрямляясь, пока кот прошествовал под кровать. – у одной из древних наций они являлись символом плодородия. В более поздние времена – относительно той точки отсчёта, конечно же, – они подвергались гонениям как прислужники дьявола. В Японии кошкам отрезали хвосты, дабы не появились так называемые некомата, существа с раздвоенным хвостом. В той же Японии считалось, что кошка, выпившая крови своего умирающего хозяина, превратится в мстительного духа.
Медленно, с расстановкой, выговорив это, Вёчью поправил очки.
– Таким образом, символизм менялся в зависимости от территориального разделения, влияния религии и, собственно, разновидности религиозных конфессий. Однако кошки – всего лишь кошки. Иные толкования этому понятию придают люди.
То, что «двойник» говорил дальше, было больше приближено к реальности. Итак, он ссылался на атташе. Это уже было аргументом в пользу того, что ему не привиделось – как и ладонь, трепавшая его по волосам. Вёчью едва ли любил что-то подобное, но именно здесь, в такой ситуации, он не цепенел. Чужая рука не ощущалась чужой и посторонней.
Определённо новое чувство, не так ли?
– Фридерика. – заметил Вёчью, хотя регулярность здесь была условной. Больше в пример привести было некого – Эстер едва ли шла в счёт, хотя их общение определённо выходило за рамки. Но ему недоставало регулярности. – И кот.
Что ж, хотя бы регулярный контакт.
Он смотрел на чужое лицо неотрывно, словно пытаясь уловить трещинку, дефект, неправильность, которая бы разрушила иллюзию сходства. Искомое упрямо не находилось – нашлась жесткая, нет, жестокая улыбка, которая, видимо, была призвана внушать дискомфорт. Однако, она сопровождалась такими словами, которые разрушали это воздействие под корень.

Вёчью обошёл «двойника», прошёл к креслу, уселся в него и откинулся на спинку, чтобы смерить второго присутствующего в комнате задумчивым взглядом. И лишь потом, когда молчание рисковало затянуться, он заговорил по-прежнему невозмутимо.
– В старинной литературе постоянно поднимается тема желания некоего субъекта стать человеком – самый примитивный пример, конечно, тот деревянный мальчик-марионетка. Словно «человек», суть, то, к чему нужно стремиться. Я же человеком быть не хочу, и меня никто не заставит. Ни коты, ни домашние задания. Раз уж мне его вручили, я делаю, но не считаю это некоей высшей миссией по обретению человечности. А теперь, пожалуй, познакомимся. Кто ты?

+1

7

[AVA]http://s1.uploads.ru/Y8QsE.png[/AVA]
Вёчью не был прост. И это было действительно потрясающе.
Пожалуй, если бы Стэбити заставили признаться, он бы сказал, что ненавидит простых людей. В них нет интереса, нет жизни. Но ненависть, всё же, слишком сильное чувство; Пейшенс не стеснялся испытывать сильных чувств, даром что случалось это не часто, но его презрение к простым людям доходили до той степени, что они были попросту не достойны ненависти. Вот ещё, беспокоиться из-за них. Ха.
Ха-ха.
Пальцы Стэбити незаметно скользнули по уху Вёчью, соскальзывая вниз, а потом его единокровный брат прошёл к креслу, а Стэбити лишь проследил за ним с мягкой улыбкой.

Как прекрасно, что он такой сложный...
Это было... пожалуй, да. Действительно интересно.

Стэбити. Стэбити Пейшенс. — Улыбнулся чуть-чуть шире новоиспечённый ученик Терры-3401 и театрально поклонился. "Театрально" — это про него, определённо. — В чём-то ты прав, но кое-что упускаешь из виду, Вёчью.
Стэбити ненавязчиво зашёл за кресло и положил ладони на плечи своему братцу, устремив взгляд куда-то вдаль. Правая нога слегка согнулась в колене, крест-на-крест с другой ногой, становясь на носок.
Символизм — это не толкование. — Пальцы Стэбити сжались чуть сильнее, словно он нехотя бранил любимого ученика. — Я могу подарить тебе гвоздику, и это будет символом страсти, а может — объявлением войны, но сама гвоздика от этого не станет страстью или войной.
Стэбити изящно перевернулся, — столь кинематографично! — и уже через секунду оказался на коленях Вёчью, лёжа. А потом закинул ногу на ногу, отклонив колено в сторону. Взгляд снизу-вверх был насмешливым и совершенно безобидным.
Но ты уже становишься, не замечаешь? — Стэбити усмехнулся. — Кот, стабильное общение минимум с двумя людьми... что ещё? Может, успел переспать с кем-то? Напился вусмерть? Нашёл себе покровителя? Атташе отзывался о тебе очень тепло...

0

8

В кресле, успевшем впитать лёгкий запах хозяина комнаты, можно было бы и расслабиться. Если б не присутствие здесь чужеродного элемента, который выглядел, как Вёчью, но говорил и двигался совершенно не так, хозяин комнаты бы уже успокоился и забыл обо всём. Если б не его присутствие, память бы не пыталась сейчас пробиться туда, куда пробиваться нельзя – итак, им запрещено помнить момент своего рождения и первый год жизни (или срок поменьше, тут уж как повезёт). Это Вёчью знал, и не мог не поддержать логику этого приёма, который иным бы показался аморальным. Это было исключительно правильным для тех, кого создали для пребывания в одиночестве. Личные привязанности ужасны.

Однако, что делать, если вас двое? Разумеется, всё то же самое – просто разлучить двоих и надеяться, что они позабудут друг друга. В программе не было предусмотрено затухание Солнца и гибель планеты. Так и проваливаются идеальные планы.

Вёчью снял очки, легонько бросил их в сторону кровати, потёр переносицу, словно лёгкая тяжесть очков впервые за долгое время причиняла ему дискомфорт, и снова взглянул на вторую половину этого идеального плана.

– Стэбити. – эхом повторил он чужое имя, и ничуть не удивился – да, именно так его должны звать. Перекатывающимся на языке именем, мягким и легко выговариваемым. Не под стать ему, сплошной закрытой скорлупе. Ладони, оказавшиеся на его плечах, казались единственно правильным положением. Отторжения он не чувствовал совсем.

Вёчью догадался – но никак не мог вспомнить. Это было забавно, раз за разом нащупывать в памяти глухую стену там, где, казалось, разум уже открыл нужный секрет.

– Не станет. Всё зависит от посыла, с которым ты мне её подаришь. – согласился Вёчью, закрывая глаза. Ладони исчезли – Клэрити поморщился – и тут же сменились куда более значимым грузом на его коленях. И снова ничего, ни единого вздоха.

Стэ-би-ти.

У них, наверно, было весьма интересное детство.

– Приспосабливаюсь. – поправил «половину» Вёчью. А потом стянул очки с круглыми стёклами и с чужого носа, чтобы убрать возникшее различие. – Не успел, хотя, признаться, одна пыталась. Это было… забавно. У нас вышел неплохой философский спор, так что, надеюсь, это было компенсацией для неё. Но пока я нашёл себе только кота.

Последний прятался под кроватью, видимо, решив, что владельцев и их положений в пространстве для него достаточно.

– А теперь расскажи, что ты помнишь. – настойчиво прибавил Вёчью, пытаясь отыскать за шелухой кое-что, что было для него куда как более интересно.

+1

9

[AVA]http://s1.uploads.ru/Y8QsE.png[/AVA]
Стэбити откинул голову назад, на плечо брату.
Впрочем, брату ли?.. Это звучало столь естественно и неестественно одновременно, что не восхититься чем-то подобным было решительно невозможно. Пожалуй, Стэбити бы даже улыбнулся, если бы не... а почему, собственно, "не"?
Он улыбнулся. Легко и непринуждённо. Невольно театрально, но не желая давать спектакль намеренно. Это получилось... естественно. Взгляни он на себя со стороны, и дал бы какую-нибудь награду за столь изящные чувства.

...А ещё этот странный уют.
Он не давал ему покоя.
Стэбити немного поёрзал, словно выбирая позу по-удобнее, но в действительности просто испытывая терпение Вёчью. Строго говоря он занимался этим весь их разговор, но сейчас цель впервые стояла иная: убедиться, что это не случайность, порождённая вселенной или нелепым стечением обстоятельств. Это было бы очень обидно.

Вёчью. — Отозвался он в ответ на своё имя из уст брата тихо и почти музыкально.

Стэбити слушал своего брата и невольно проникался его словами всё сильнее.
Может...
Нет-нет, здесь нет места неуверенности!
Это действительно и в совершенной мере попросту восхитительно. Вёчью восхитительный. По-своему.
Эта мысль вызывала улыбку. И ревность.
Вот он, и подобен людям? Нет-нет. Стэбити позаботится о нём. Теперь он здесь. Теперь он всё вспомнит.

Мысли удачно совпали с вопросом Вёчью, хотя его Стэбити, признаться, не ожидал. Он на мгновение умолк, перебирая в голове все те воспоминания и знания, которыми обладал, пытаясь найти ответ. Простому человеку он бы даже не подумал что-то говорить, но это...
...это был Вёчью. И он заслуживал право знать.
Улыбка Стэбити стала тенью самой себя, — верный знак того, что он сосредоточенно о чём-то думает, — и он даже не подумал сопротивляться действиям своей второй "половины". Долой очки. Всё правильно.
Теперь они есть друг у друга.

...в голове было пусто. Лишь смутное ощущение того, что что-то где-то должно быть. Но и только. Этого было мало, и это не удовлетворяло Стэбити. Он, незаметно для самого себя начал злиться. Тишина его не смущала, он знал, что Вёчью поймёт в чём дело, но его раздражало промедление. Возможная слабость.
Слабость свойственна людям. Он же — выше этого.
И ведь... верно. Почему он думает как человек? Что за глупость и примитивизм? Художники и творцы прошлого отрицали свою человеческую природу, чтобы выйти за её рамки и добиться чего-то большего, значит и он сможет!
Он ведь лучше любого человека.

Стэбити закрыл глаза, безмолвно шевеля губами.
Долгих несколько секунд едва ли не транса...

Не скучай. И не забывай меня. — Ладонь Стэбити коснулась щеки Вёчью, а на лицо вернулась самодовольная улыбка. Тон подразумевал, что он говорит что-то, что уже было сказано раньше. — И однажды я найду тебя.
Сердце застучало словно бешеное.
Стэбити испытывал что-то невероятное.
Казалось, словно он заглянул за грань чего-то невозможного, и при этом не только остался жив, но и вышел победителем. И хотя он не задумывался об этом до сей секунды открыто, где-то в глубине души он вдруг осознал: это потому что Вёчью рядом. Здесь. Сейчас. На расстоянии не больше дюйма, а в точках соприкосновения и того меньше.
И да-да, этому можно найти научное объяснение, защитный механизм разрушается из-за диссонанса восприятия и реальных фактов, бла-бла-бла-бла, кому вообще какое дело? Вёчью глядел на мир художников и он видел... видел что-то воистину потрясающее. Какая стройная картина, только задумайся!..

Видишь? Я держу слово. — Он бесстыдно усмехнулся и погладил Вёчью по щеке.

0


Вы здесь » Исход Терры. Тень Шинрина » Терра-3401 » 15.07.3401 — Чувственность


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC